Тест-драйв VolvoC70 T5

Грязная правда о чистых помыслах

Автомобиль — идеальный собеседник, который не перебивает, не нарушает ход ваших мыслей и не задает глупых вопросов, а его понимание или неприятие ситуации, выраженное без слов, снимает языковой барьер и лишь усиливает положительное впечатление от разговора. Мы предлагаем вашему вниманию новую рубрику: «Поговорим?».

Лето в большом городе приносит не только радость отпусков и шашлычных выходных, но также зной, смешанный с пропыленным и прокопченным выхлопами воздухом. Из года в год мы дышим этой дрянью и все равно воспринимаем подобное наказание как данность… «Жилетка», чтобы поплакаться в приватном порядке на житье-бытье в столице, нашлась вполне подходящая — шведское, правда, собранное на заводе в Бельгии, купе-кабриолет Volvo C70. До последнего времени Volvo не рисковала поставлять в Россию подобные автомобили, хотя первое поколение С70, так же как и нынешнее, спроектированное на базе седана S60, появилось еще в 1996 году. Но тогда плоды сотрудничества Volvo и британской TWR (не путать с TVR) вылились в две отдельные машины: двухдверное купе и кабриолет.

— Ну что, повеса, прокатимся к Кремлю с непокрытыми головами? —

предложил я автомобилю, который уже был готов к поездке в приподнятом состоянии купе. Голубоватый с перламутровым отливом красавчик, над лоском которого на этот раз потрудились дизайнеры из «Pininfarina», ответил удивленным щелчком разблокированных с пульта дверей и голубоглазым взором фар с биксеноновыми лампами.

— Зачем тебе это надо, не маршал на параде, — проурчал «швед» 2,5-литровым турбированным мотором T5, старым знакомым по многим моделям компании. — Да и от паров формальдегида с фенолом себя побереги: у вас же предельно допустимая концентрация этой гадости почти всегда с четырехкратным превышением, а то и с восьмикратным. А виной всему ваши доморощенные автомобили. Правы московские власти, что хотят запретить им въезд в центр города.

— А как же вся остальная страна?! Эгоист ты, парень. Нет бы сказать, что выпуск российских авто надо прекратить.

Законодательно, во имя здоровья и безопасности нации, потому что сделать хорошо все равно не выходит. А высвободившиеся рабочие руки переориентировать на выпуск тебе подобных машин. Это много дешевле, чем лечить добрую половину населения страны от какого-нибудь бронхита или милицейскими полками отлавливать ВАЗы и ГАЗы, тараканами просачивающиеся по щелям переулков в пределы Садового кольца. А национальное самосознание пусть лучше удовлетворяют самолеты, например, МиГи или Су. Как-то у них это удачнее выходит, да и для страны прибыльнее…

Соглашаться с чужеземной правдой напичканного электроникой умника сразу было как-то не по-нашему, не по-русски. Но уверенное нажатие кнопки превращения купе в кабриолет на консоли между креслами не вызвало никакой реакции.

— Неужели так все плохо, что твой салонный газоанализатор заблокировал открытие крыши?! — ужаснулся я.

— Не паникуй, все под контролем! Система лишь переключает воздушную заслонку в режим рециркуляции при необходимости, — успокоил «вольвешник», продемонстрировав объемистую инструкцию по эксплуатации в «бардачке», и тут же перешел на эпистолярный жанр. — По-русски читать не умеешь, что ли?

На ЖК-дисплее чуть выше крупных стрелочных индикаторов приборной панели возникла надпись: «Закройте полку багажника». Обращение к «кормовой» части обнаружило изрядное сходство с S60 (особенно в дизайне фонарей), а также 400-литровый пустующий объем. На первый взгляд красота, но когда пластмассовая полка отгородила место, за которое поклажа не должна выступать при спрятанной крыше, стало несколько тоскливо.

Уместится лишь кейс с наличностью на покупку такого же Volvo — немногим более полутора миллионов рублей за топовую версию без опций. А впрочем, путешествовать вчетвером в открытой машине, да еще с багажом…

Хотя в стране непуганой стадности мало ли что кому может взбрести в голову!

— Ладно, — поверил я автомобилю, — едем в купе.

На поверку оно оказалось приближенным к СВ. Удобно, никакой тесноты и ощущения, что над головой находится нечто эфемерное, хотя C70 и обладает полноценной посадочной формулой «2+2», причем альковное пространство второго ряда с виду много привлекательнее водительского: пользоваться задними креслами предпочтительно именно в «купированном» варианте. Да, боковые стекла можно поднять, но когда скорость превысит 80 км/ч и пассажиры дружно затянут «Вихри враждебные», перекрикивая как шум ветра, так и звук аудиосистемы Dynaudio, удовольствие превратится в кошмар. Нажать педаль газа — это как задеть автомобиль за живое, что и делаю с превеликим удовольствием. Он невозмутимо, но как бы нехотя стартует, переключая передачи с заметной ленцой.

— И зачем тебе в таком случае 220-сильный турбодвигатель с крутящим моментом в 320 Нм? — удивляюсь я. — И что с ним нужно делать, чтобы разогнаться до 100 км/ч за 8 секунд?

— Ну, об этом узнаешь на трассе, когда электроника поймет, что город позади, а соответственно душить мотор на череде малых и средних оборотов, чтобы не перебарщивать с выбросами в атмосферу, уже нет особого смысла, — телепатировало купе, сосредотачивая мое внимание на месте, откуда растет ручка 5-ступенчатой АКП Geartronic.

Не заметить функцию ее псевдоручного переключения — вызвать кровную обиду собеседника, так старательно, но ненавязчиво демонстрирующего все свои плюсы. Теперь ясно, что двигатель скорее есть, чем его нет.

Правда, и расход топлива в «принудительном» режиме зашкаливает за 16 л/100 км, но ехать откровенно приятнее. Единственный минус — усилие, которое прикладываешь к жестко подпружиненному штоку, чтобы воткнуть ту или иную «скорость».

— Бандит ты однорукий, — шутливо попенял я Volvo.

— Сам такой! — зарычал он мотором, пришпоренным до 6000 об/мин на второй передаче. — Не сходи с ума, окружающих пожалей! Понятно, что чем меньше стоишь в «пробках», тем меньше выбросов. Но при таких оборотах и мои экологические показатели, соответствующие жесточайшим калифорнийским нормам по экологии «ULEV II», идут вразнос.

— Как же вы тут живете, да еще и нас в это существование втянули на официальном уровне? — сжалился надо мной C70. — Ладно, поток вроде небольшой, даешь кабриолет!

 

Крышка багажника вздыбилась к небу, и крыша, разделившись на три части при помощи тяг и каких-то веревочек, за полминуты эффектно исчезла в грузовом отсеке. Эйфория — страшная вещь, а потому желание покрасоваться и глотнуть чего-то вроде свежего извне оказалось выше элементарного чувства самосохранения. Минут через десять такого променада наступила необходимость пригладить всклокоченную прическу. Вместо волос рука нащупала подобие пакли в промасленной пыли…

— Получил?! — с понтом съехидничал автомобиль, устремляясь к выезду из города. — Это смесь из стертого асфальта и покрышек, еще одна прелесть вашей Москвы! Хочешь быть шахтером без содержания — будь им!

Сохранить реноме в таком случае доступно разве что русскому человеку. Припасенный заранее противогаз закрыл собственный нос и утер шведский.

Так-то вот в России на кабриолетах ездят!

— А теперь «газ» в пол! — убрав достаточно мягкий прикус суппортов с тормозных, кстати, вентилируемых спереди дисков, — сухо ответил кабриолет. — Сейчас я покажу, на что способен.

Загородная трасса казалась идеально ровной. На деле неглубокая и нечувствительная для большинства автомобилей колея, набитая в левом ряду, вызывала у C70 явную неприязнь и заставляла крепче держать толстый трехспицевый руль с электрогидроусилителем.

Автомобиль, не сбавляя скорости, лихо проглотил большую волну, выполнил пару едва заметных продольных поклонов и затараторил зубодробительной скороговоркой на мелких выбоинах:

— Да все у меня нормально, и передний «МакФерсон», и задняя независимая «многорычажка», и стабилизаторы. Volvo не может быть плохим априори. Это все колеса с дисками виноваты. Нет чтобы в базовые 17-дюймовые «лапти» меня обуть согласно местным условиям… А на 18-дюймовый диск разве что «ботиночки на тонкой подошве» наденешь! Ну куда по таким трассам 235х40/R18?!

Он снова оказался прав, а потому, обнаружив дорогу получше, мы быстро нашли благостное взаимопонимание.

«Семидесятый» четко прописывал скоростные виражи, не моргнув и глазом стабилизационной системы DSTC, которая, кстати, отключается, но, как показалось, не полностью, а также не мешая обозревать повороты удачно наклоненными стойками лобового стекла. Контроль тяги переднего привода в критических режимах все же сохранялся, и переборщить «газом» и рулем до полного вылета с трассы мог только безбашенный новичок.

— Для таких мое последнее слово — ROPS, — блеснул аббревиатурой трансформер. — Это все, что я смогу сказать в свое оправдание, выстрелив дугами безопасности при перевороте.

А заодно надую подушки безопасности, включая и боковые, для тех, кто старательно надувал щеки, переоценивая собственные драйверские возможности.

Поняв, что испытания на скорость и управляемость закончились благополучно, С70 уверенно свернул на проселок.

— Ох, днищем зацепимся! — зуммером встроенного в кузов парктроника звучали в голове мысли на каждой кочке.

— Не дрейфь, прорвемся! — ответило авто чуть заметным скрипом кузовных панелей — неустранимым признаком светских кровей.

Volvo так рьяно бежал от города в экологически чистые дали, что без задоринки проскочил тракт, доступный по большей части внедорожникам. Если не перебарщивать в скорости, подвеска уверенно проходит и такие испытания.

— Расслабься, да и я приду в себя, — выдохнул автомобиль финальным рафинированным флюидом из хромированной выхлопной трубы. Уставший и запыленный, он смотрелся на фоне голубого неба, прозрачной воды и изумрудных сосен принцем, совершавшим подвиги в каких-то дальних странах и наконец вернувшимся домой.

— Ну что, продолжишь эксперименты по освоению восточных территорий или назад, в Швецию? — прозвучал вполне резонный вопрос.

— И не подумаю! Во-первых, на вашей Москве свет клином не сошелся. Россия велика, как заметил Карл XII, и мне сообщили, что южные территории со свежим воздухом и приличными дорогами — немалая ее часть. Во-вторых, я все-таки купе-кабриолет, а значит, автомобиль универсальный. В конце концов он нужен не для того, чтобы по десять раз в день смотреть на чудеса трансформации, а для удобства. А оно, как понимаешь, в немалой степени зависит от внешних факторов. Если у вас полгода дождь и снег — пожалуйста, пользуйтесь купе. Но ведь и лето, пусть и скоротечное, никто не отменял, равно как и путешествия в теплые края, а потому иметь возможность раскрыться для столь недостающего вам солнца — что может быть приятнее. А воздух… Ну, братец, это наша общая забота. Все можно изменить, было бы желание.

 

Текст: Кирилл САВЧЕНКО

Фото: автора

 

Просмотров: 12948

Комментарии

Обсудим? :) Оставьте комментарий, поделитесь мнением!

Добавить комментарий
Для лиц 18+ © 2000-2016 Автомаркет.Ру™