Тест-драйв FairlineTarga 40

Искусство компромиссов

Искусством компромиссов обычно называют дипломатию. Но и процесс создания яхты – это всегда поиск компромисса. С точки зрения конструктора (за рубежом он называется naval architect – морской архитектор), идеальная лодка – это длиннейший узкий корпус со множеством продольных и поперечных реданов, двигателем посередине и глухой палубой. Мечта технолога – это стальная клепаная коробка с веслами. Дизайнер хотел бы иметь плоскую платформу, на которой он построит настоящий дворец. Хорошо спроектированная яхта и есть оптимальный компромисс между этими противоречивыми требованиями. И очень редко удается создать конструкцию, в которой эти компромиссы минимальны. Потому что добиться этого расчетами невозможно, нужна интуиция, основанная на большом опыте. Такие яхты всегда становятся бестселлерами. И именно этого удалось достичь Бернарду Олесински – главному конструктору Fairline, когда он спроектировал самую быстроходную яхту в модельной линии Fairline – спортивный круизер Targa 40.

Мне довелось лично познакомиться с этой великолепной лодкой. Произошло это прошлым летом, когда мой старый знакомый Стелиос Ангелидис пригласил меня прогуляться на своей новой Targa 40. А заодно помочь ему перегнать лодку из Афин в Волос, где у Стелиоса есть, как он выразился, «летний домик». Я с радостью принял это приглашение: Стелиос уже все уши прожужжал, расхваливая свое новое приобретение.

И вот в огромной Алимос-марине я долго разыскиваю парковочное место «B17». Поиски наконец увенчались успехом, и меня встречают Стелиос и его жена Люда. Выяснилось, что перед отходом они решили провести плановый профилактический осмотр дизелей, чтобы не нарушить условия гарантии Volvo-Penta. Поэтому выход задерживается. Ну что ж, торопиться особо некуда, и меня, конечно, тут же ведут знакомиться с яхтой.

Прежде всего обратил на себя внимание очень просторный и какой-то прозрачный кокпит, куда я попал с покрытой тиком купальной платформы по проходу вдоль правого борта. В кокпите четко разграничены зона для загара, обеденная и ходовая зоны. По своей площади кокпит Targa 40 показался мне равным кокпиту Princess V42 за одним «небольшим» исключением – на Princess нет гаража для тендера. А на Targa 40 гараж находится под лежаком для загара (sun pad), чем Стелиос немедленно и похвастался. Гараж оказался достаточно просторен, чтобы вместить 2,7-м RIB-тендер, опускаемый (и поднимаемый) при помощи электрической лебедки. Откинув матрац лежака, Стелиос показал мне вместительный рундук для кранцев и швартовых концов. Стелиос сказал, что собирается немного уменьшить глубину этого рундука, тогда в гараж поместится аквабайк Bombardier XP. На что Люда заявила, что резать что бы то ни было на этой яхте будут только через ее труп. Стелиос поежился и поспешил распахнуть дверцу еще одного рундука для спасательного плота. Рундук встроен в стенку гаража и открывается в проход, так что в случае чего, улыбается Стелиос, плот дотащит до воды даже Люда.

«Ладно, ладно, – отвечает она. – Этот плот он только сегодня туда запихал. По случаю дальнего перехода. А так мы там береговую обувь храним. Очень удобно».

Sun pad на первый взгляд показался мне узковатым, о чем я и сказал, но Стелиос, гордо улыбаясь, откинул кормовую часть спинки П-образного дивана, увеличивая ширину лежанки. Сам диван впечатляет своими размерами – на нем могут разместиться как минимум человек восемь. Очень удобно сделан стол – складывается вдвое и поворачивается вокруг оси, так что легко рассаживаться и выходить из-за стола. А еще стол можно опустить вниз и накрыть подушкой, тогда загорать можно улечься сразу всем, и еще останется место. Потому что на баке тоже имеется sun pad и не маленький.

«У нас тут однажды 15 человек туда совались, – говорит Люда, – и все поместились».

И я ей верю. Для охлаждения (или подогрева) себя изнутри в кокпите имеет место вет-бар с холодильником, а также мойкой и опциональным грилем. Позже, когда мы испытали его в действии, выяснилась удивительная вещь: при работе гриль совершенно не брызгается, хотя, как это достигается, я так и не понял. Когда крышка бара закрыта, гриль автоматически отключается, так что можно не опасаться пожара, если компания слишком увлеклась горячительным и кто-то захлопнул крышку. Про музыку тоже не забыли – в кокпите встроена стереосистема с влагозащищенными колонками. Порадовало также обилие держателей и гнезд для стаканов и бутылок. Практически, где бы вы не расположились в кокпите, всегда под рукой найдется место, куда поставить свой «дринк». А это не пустяк на лодке, которая явно предназначена для активной жизни и скорости, а не для отстоя в маринах, пусть даже фешенебельных.

Спот-лайты освещения кокпита вмонтированы в радарную арку. К арке также крепится складной бимини-тент, закрывающий переднюю часть кокпита, а на стоянке или в ненастье можно пристегнуть заднюю часть, тем самым полностью закрыв кокпит со всех сторон. Кстати, на боковой стойке арки предусмотрен поручень, без которого при установленном тенте на палубу выбраться непросто. На других лодках мне такое не встречалось. Ходовые огни, антенны, сигнальный горн смонтированы на навигационной мачте, сваренной из нержавеющей трубы. По желанию заказчика мачта может быть откидной, чтобы проходить под низкие мосты.

В этот момент появляется механик Volvo, страстно желающий попасть в машинное отделение и как можно скорее. Пользуясь случаем, заглядываю туда и я.

Два новых дизеля Volvo-Penta D6 по 310 л.с. чувствуют себя вполне вольготно. Механик, впрочем, тоже. Топливные и масляные фильтры, сепараторы, аккумуляторы – всё легкодоступно, все под руками. Довольно толстая шумоизоляция. Спрашиваю механика: почему три аккумулятора? Оказывается, два аккумулятора по 135 Ач, подключенных параллельно, обслуживают бытовые нужды и запуск левого двигателя, а третий аккумулятор тоже на 135 Ач предназначен исключительно для запуска правого двигателя, хотя есть экстренная система запуска левого двигателя от аккумулятора правого в случае разряда собственных батарей.

Пока механик возится в машине, Стелиос и Люда приглашают меня вниз.

Спускаясь по трапу в салон, берусь левой рукой за поручень. Прямо под пальцами оказался выключатель света. Само освещение исполнено достаточно оригинально: помимо привычных галогенных спот-лайтов и бра в центре потолка расположен утопленный в подсвечиваемой нише изящный поручень. Красивое и функциональное решение, потому что сам салон оказался неожиданно большим для 40-футовой лодки, и пройти по нему при сильной качке без этого поручня было бы непросто (в чем я убедился позже). Высота почти два метра, судя по тому, что при моем росте 1,80 до потолка оставалось еще приличное пространство. Мебель сделана из американской вишни (Стелиос говорит, что можно было заказать клен, но он больше любит вишню), все углы плавно скруглены, пол покрыт мягким ковровым покрытием. Удобный полукруглый диван по левому борту и изящный овальный столик перед ним соблазнили меня присесть и передохнуть. Выяснилось, что столик при повороте отодвигается от дивана за счет эксцентрично расположенной оси. А кроме того, стол складывается и раскладывается в трех возможных комбинациях, так что можно с удобствами и кофе попить, и деловые бумаги разложить, и пообедать в немаленькой компании. Для такого случая в рундуках под диваном хранятся два полукруглых пуфика-табурета. А при наплыве гостей на ночь стол можно опустить и превратить диван в двухспальную кровать. Все это гостеприимные хозяева немедленно объяснили и продемонстрировали. Напротив дивана встроен телевизор с DVD-проигрывателем. Стелиос говорит, что это опция, в стандартный комплект не входит. По правому борту вотчина Люды – камбуз. Он оборудован электрической двухконфорочной плитой с духовкой и грилем, холодильником объемом 85 литров с автоматическим выбором напряжения (12/240 В), раковиной со смесителем горячей и холодной воды, вытяжным вентилятором. Имеется коктейль-бар, который тут же был продемонстрирован в действии…

Пол едва заметно завибрировал: механик запустил двигатели. На холостых оборотах шума в салоне вообще не слышно. А меня повели смотреть каюты. Мастер-каюта расположена в носу и отделана с присущей лодкам Fairline сдержанной элегантностью. Широченная койка, туалетный столик с ящиками, комод, полки, зеркала… Стелиос манипулировал дверцами с энтузиазмом опытного дилера.

«Ты что, продаешь ее мне?» – не удержался я.

«Просто я люблю эту лодку, понимаешь?» – и он распахнул дверь в гальюн.

Гальюн мне решительно понравился. Просторно, душевая кабина отделена полукруглой прозрачной дверцей, шкафчик с зеркальной дверцей, оказалось, может откидываться целиком, открывая еще одну полку. В общем, все очень продуманно и удобно.

«Знаешь, – говорит Стелиос, – выиграть во внутреннем пространстве удалось, ограничившись одним гальюном. Может быть, с точки зрения какого-нибудь сноба, не могущего даже представить себе чью-то чужую задницу на своем любимом унитазе, это недостаток. А по-моему, гораздо важнее просторное жилое пространство, где проводишь большую и лучшую часть времени. Мы ведь чаще всего ходим семьей: мы с Людой и дети. Иногда с одним-двумя друзьями, вот как сейчас. Так что нам одного гальюна вполне хватает. А в гостевой каюте я поставил опциональный умывальник. Так что умыться можно и там. Пошли, покажу».

И мы пошли во вторую каюту, где предстояло разместиться мне. Несмотря на то, что она расположена под кокпитом, высота в большей её части нормальная. Две односпальные койки, которые можно объединить в двухспальную, гардероб, в который я сразу развесил свои вещи, и даже небольшой диванчик. Стелиос сказал, что потолочный люк тоже опциональный, но он считает, что жарким средиземноморским летом люк совершенно необходим.

В салон заглянул механик и сообщил, что он все закончил. Непродолжительная возня с бумагами, и вот он уже сходит на пирс и отдает нам кормовые концы. Сбрасываю с утки носовой, и Стелиос плавно отводит лодку от причала. Ветра почти нет, но Стелиос говорит, что благодаря соосным винтам Duo Prop и носовому подруливающему устройству лодка настолько маневренна, что нет никаких проблем со швартовкой в самые узкие боксы даже в сильный боковой ветер.

Но вот мы выходим за мол, и Стелиос манит меня подойти поближе.

«Ну, теперь держись!». Я внимательно слежу за его действиями. Он наклоняет колонки на +2°, подмигивает мне и перебрасывает рукоятки газа на «полный вперед». Яхта буквально прыгает вперед. Хорошо, что я последовал совету Стелиоса буквально и крепко ухватился за поручень. Люда что-то возмущенно кричит – не разобрать: сносит ветром. 20, 30, 35, 40 узлов. Ого, 42 узла! Не верится, но вряд ли приборы врут. Впрочем, ветра почти нет, волны тоже.

«Давай, попробуй», – Стелиос уступает мне место за штурвалом. Для начала осматриваюсь, до сих пор не было возможности. Приборная панель отделана вязом и включает комбинированный лаг/эхолот Raymarine Tridata, автопилот и картплоттер. Приборы контроля двигателей: тахометры, датчики давления масла и температурные датчики, индикаторы заряда батареи отнесены к ветровому стеклу, так они просматриваются лучше. Управление угловыми колонками синхронизировано, тоже удобно. Отмечаю дистанционное управление якорной лебедкой, прожектором, подруливающим устройством, транцевыми плитами. На правом борту – радиостанция. Штурманский стол довольно большой, что встречается не часто. Кресло рулевого с больстером и регулируемый штурвал с гидроусилителем делают управление легким и одинаково удобным как сидя, так и стоя.

Сбрасываю обороты до 2500. Скорость 33 узла – совсем неплохо. Бросаю штурвал, но яхта идет как по ниточке без всякого автопилота. Опять разгоняюсь до 40, спрашиваю у Стелиоса разрешения и кладу руль на борт, поддерживая лодку транцевой плитой. Радиус циркуляции где-то около трех корпусов. Отлично! Стелиос говорит, что если бы я уменьшил угол установки внешней колонки, было бы еще круче. Скоро проходим траверз мыса Суннио и ложимся на курс 80. За мысом нас встречает довольно свежий зюйд-ост. К счастью, прогноз, обещавший трехметровую волну, не оправдывается, волна не больше двух метров в правую скулу. На меньшей лодке и этого было бы достаточно, чтобы превратить наш переход в испытание на прочность, но на нашей Targa 40 он превратился в удовольствие. Мы вывели обороты на 2100, задали курс автопилоту и расселись в кокпите, наслаждаясь щедрым греческим солнцем, холодным пивом и волшебным голосом Паваротти. Шума двигателей в кокпите было почти не слышно. Пожалуй, это была самая «тихая» модель Fairline, которую мне приходилось видеть. Лодка шла ровно со скоростью 30 узлов без малейшего слэмминга, с очень небольшой бортовой качкой.

Большой угол килеватости корпуса (19°) с обводами «глубокое V» придает яхте отличную управляемость, а низкое положение центра тяжести обеспечивает плавный ход. Чтобы уменьшить общий вес и улучшить поперечную остойчивость, двигатели установлены как можно ниже. Стелиос продолжал оживленно повествовать о ручном ламинировании, о устойчивости к осмосу, о стрингерах и шпангоутах, о небольшой осадке, позволяющей ходить по мелководью, а я думал о том, что эта лодка, действительно, особенно удалась Бернарду Олесински – главному конструктору Fairline. Удалась на славу.

Вердикт

Быстроходная и уютная. Идеальна как с точки зрения дизайна, так и функциональности. Лодка, рожденная для активной жизни и скорости.

 

Текст: Андрей Жаворонков

Просмотров: 737

Комментарии

А что думаете Вы? Оставьте, пожалуйста, свой комментарий!

Добавить комментарий
Для лиц 18+ © 2000-2016 Автомаркет.Ру™