@Sergey-93
Клоунский наряд позволяет дураку быть дураком на всю катушку. (Дарий (философ)

Геленджик

19 в top100
  • Был сегодня в 19:48
  • 19 место в рейтинге
  • На сайте с марта 2012
  • Пробег по сайту 418361 км.
  • За рулем с 1996 г.

Погиб во славу русского оружия 22 марта 1840 года

Имя легендарного защитника Михайловского укрепления Архипа Осипова, к счастью, достаточно известно даже в кругах далёких от истории граждан, в отличие от многих иных героев Кавказа, ныне совсем забытых. Отчасти этой известностью мы обязаны вниманием самого государя к подвигу Осипова и отчасти тому, что сейчас имя и фамилию этого мужественного «тенгинца» (Архип был рядовым прославленного Тенгинского полка) носит село Архипо-Осиповка, возведённое на месте бывшего Михайловского укрепления.Сейчас Архипо-Осиповка с виду ничего не говорит о своём героическом прошлом. Такое же уютное урочище меж гор, утопающее в зелени лесов и рощ, как и многие другие на Черноморском побережье Кавказа. В летний сезон, а также весной и ранней осенью посёлок тонет в дурмане жары, запахах хвои и ароматах вездесущего шашлыка, свежей выпечки и фруктов. Увы, современность с типизированной донельзя архитектурой часто обезличивает такие посёлки, хорошо ещё, что многоэтажных монстров здесь ещё не появилось. Но если отринуть от себя весь этот туристический фетиш, то можно обнаружить множество если не самобытного, то исторически значимого точно."Реконструированные" ворота Михайловского укрепления.

Так, буквально в центре посёлка до сих пор легко можно распознать остатки бывшего крепостного вала Михайловского форта. Более того в Архипо-Осиповке действует музей Михайловского укрепления, а на самом месте форта пускай и неказисто, и исторически неточно, но реконструировали ворота и своеобразные сторожевые башни, а также установили два орудия на деревянных лафетах. Правда, в самом центре бывшего укрепления импровизированный футбольный стадион, о котором говорят только слегка ржавые рамы ворот. Если сейчас взять карту укрепления во времена его постройки и наложить на современную карту, то очертания окажутся поразительно совпадающими.

Рассказ об Архипе Осипове часто ограничивается немногими подробностями его биографии и кратким изложением самого подвига, что, по скромному мнению автора, принижает значение его героического поступка, а также напрочь сбрасывает со счетов всю тяжёлую жизнь славного рядового Тенгинского полка. Поэтому автор начнёт историю службы и трагической обороны с самого основания Михайловского форта.В 1837 году генерал Алексей Александрович Вельяминов собирался в очередную экспедицию в землю натухайцев и шапсугов с целью укрепления ранее проложенной им сухопутной дороги к фортам Черноморской линии, а также намереваясь возвести новые форты, одним из которых и станет Михайловский. В начале мая отряд выступил в путь. Через два месяца отчаянных боёв и бесконечных штурмов господствующих высот, на которых засели черкесы, экспедиция Вельяминова 11 июля вошла в долину реки Вулан (в дневнике поручика Николая Васильевича Симановского эту реку именуют Аулан, а многие участники тех событий и вовсе называют её Уланкой). Алексей Вельяминов.

Тут необходимо ввести поправку, т.к. долина на самом деле является долиной двух рек – второй является Тешебс, менее многоводная и не столь глубокая горная река, расположенная восточнее Вулана. Таким образом, относительно ровная площадка для возведения укрепления оказывалась между двух рек, сразу за которыми поднимались отроги горных хребтов.Штурм этих хребтов стоил нашим бойцам многих жизней. А указанные ранее горные отроги изматывали солдат смертельно. Так, чтобы поднять лёгкое шестифунтовое орудие, требовалось до шести лошадей и полсотни человек. Однако «тенгинцы» всё же сбросили черкесов с занимаемых ими высот и спустились в долину. Вот как её в то время описывал один из очевидцев:«Местность на Вулане не очень живописна. Здесь природа как-то угрюмее, чем в соседних долинах. Ущелье, которое мы заняли, было не широко, обнесено высокими крутыми горами с густым лесом дубов, вязов и кедров. Посередине долины небольшое возвышение командует над ущельем. С одного конца с полверсты не доходит оно до моря, с другой тянется далеко в глубь ущелья и, понижаясь постепенно, наконец сливается с долиной, замкнутой остроконечными высокими горами. Это возвышение было покрыто густым мелким кустарником… По краям ущелья текут две речки… Вулан довольно широка и глубока, другая — Тешепс. У Вулана, как и у Пшады, почти вовсе нет бухты. Море едва только вдаётся в берег, но как там, так и здесь, устья рек впадающих в него, глубоки и удобны для приставания купеческих судов».Наконец, после обследования местности, 14 июля экспедиция Вельяминова приступает к основанию форта, начав с вырубки леса на расстояние пушечного выстрела, чтобы лесная чаща не могла послужить горцам естественной маскировкой при попытке овладеть укреплением. В итоге, опять же, по мемуарам очевидцев, место под укрепление было выбрано в 180-ти саженях от моря, т.е. в 384 метрах от кромки воды, что примерно совпадает с местоположением современных остатков крепостного вала.Михайловское укрепление возводилось в основном из местного материала. Солома и глинистая почва для кирпичей заготавливалась в долине, как и часть строевого леса. Но вот готовые доски для постройки некоторых сооружений приходилось доставлять аж из Одессы, естественно, морем. Михайловское укрепление возводилось в дикой спешке, не из-за утомлённости отряда, а просто потому, что его императорское величество желало непременно лицезреть бравый парад своих войск в Геленджикском укреплении, в которое и должен был пожаловать вскорости.29 июля наспех сооружённое Михайловское укрепление под залпы орудий было освящено, и по этому поводу был проведён молебен. Официально в конце июля 1837 года на берегах Чёрного моря стал новый форпост империи. Очень скоро эта спешка с постройкой дорого обойдётся гарнизону Михайловского форта.И вот наступил трагический 1840-й год. В горах рыскали лазутчики, подстрекатели и провокаторы. Позже выяснилось, что одним из шпиков и агитаторов был Джеймс Станислав Белл, который ещё в 1838-м прибыл на Кавказ и вручил черкесам (шапсугам и натухайцам) пачку грамот с внушительными и претенциозными печатями якобы от самого короля Великобритании с завереньями скорой помощи, для чего требовалась лишь малость – атаковать русские войска. Это иллюстрирует с какой степенью «уважения» зарубежные «союзники» относились к черкесам, т.к. к 1838-му король уже был мёртв, а правила королева Виктория.Более того, Белл даже вручил им от имени короля знамя: «Санджак независимости». Но Джеймс был не одинок. И турецкие, и польские подстрекатели составляли ему огромную конкуренцию, но цель была едина – натравить черкесов на Российскую империю. Кроме того, на Северном Кавказе буйствовал голод, аулы пустели, молодёжь разбредалась по черкесским отрядам, где им обещали приличный куш после разграбления укреплений и набегов на станицы. А тем горцам, которые решили сотрудничать с нашими войсками, дабы пережить голод, более сытые соседи, подкормленные Турцией, мгновенно делали недвусмысленные намёки на возможность сгореть вместе с аулом.Наконец лидер убыхов Хаджи Берзек, пользуясь плодами голода и пропаганды, сколотил отряд численностью от 35 до 40 тысяч представителей черкесских племён (шапсуги, натухайцы, убыхи, абадзехи и т.д.). Положение стало критическим. Оторванные от империи форты сообщали всё новые тревожные сведения, но столица привыкла к подобным донесениям и продолжала снабжать Черноморскую линию чуть ли не по остаточному принципу.Хаджи Берзек.

7 февраля на самом рассвете на Лазаревский форт обрушился отряд числом от полторы до двух тысяч черкесов. Малочисленный гарнизон, возглавляемый упрямым и малограмотным капитаном Марченко, относительно недавно переведённым на Кавказ из Полтавского пехотного полка, несмотря на все эти факты, дрался отчаянно. Но за три часа практически все бойцы были перебиты (противники не пожалели даже раненых, искромсав их кинжалами).Эта весть была настолько неправдоподобной для высокого командования, долго закрывавшего глаза на беды береговой линии, что начальник штаба Отдельного Кавказского корпуса генерал Павел Евстафьевич Коцебу на рапорте Николая Раевского о павшем форте поставил пометку: «Не может быть». Но поверить всё же пришлось. А уже в самом конце февраля пал форт Вельяминовский.Укрепление Михайловское на тот момент находилось едва ли не в худшем состоянии из всех фортов Черноморской береговой линии. Спустя чуть более двух лет после возведения бруствер успел получить значительные повреждения. Ружейные бойницы, сооружённые из сырцового кирпича, т.е. необожженного кирпича, который в этой местности делали из глинистой породы с добавлением соломы и некоторых других компонентов, почти полностью обрушились. Внутри самого укрепления не смогли или просто не успели отладить действующую ливнёвку или какую-либо систему отвода воды. Таким образом, внутренняя часть Михайловского форта быстро заболачивалась и превращалась в чавкающую под ногами жижу.Все эти беды несли за собой ещё более страшные последствия, нежели просто запущенные состояние укрепления. Сырость, идеальная среда для развития всевозможных болезней, казалась куда страшнее. Порой в некоторые дни смертность достигала ужасающих масштабов: умирало до 7 человек в день.Именно в таких условиях и суждено было погибнуть Архипу Осипову и всему трагическому Михайловскому укреплению.

Биография непосредственного героя повествования непримечательна до того момента, пока он не попал на Кавказ.

Родился Архип Осипович Осипов в 1802-м году в простой семье крепостных крестьян некоего помещика графа Стратонского в селе Каменки Липовецкого уезда (в написании истории «Тенгинского полка на Кавказе 1819-1846» — Липецкаго уезда) Киевской губернии. В 1820-м году 21 декабря был принят на военную службу рекрутом и зачислен в Крымский пехотный полк. На втором году службы, т.е. будучи 20 лет от роду, не вынеся всех тягот рядового, совершил побег. За сей проступок Архип Осипович был наказан по суду шпицрутенами через 1000 человек один раз.Но эта минутная слабость меркнет перед его последующей долгой и весьма достойной службой. К 1840-му году Архип Осипов уже был награждён серебряными медалями за турецкую и персидскую войны, а также носил соответственную нашивку на рукаве. В 1827 году Осипов участвовал в штурме крепости Сардар-Абад (Армения, Араратская долина), а уже в следующем году штурмовал знаменитый Карс. С 1830-го года Архип Осипович — постоянный участник закубанских походов нашей армии, в том числе тяжелейших экспедиций легендарного генерала Вельяминова. По иронии судьбы, Осипов участвовал именно в том вельяминовском походе, когда был основан Михайловский форт. Также состоял в десантном отряде при высадке в устье реки Шапсухо, а позже в устье Цемеса (ныне Новороссийск). Вид Архипо-Осиповки с правого мыса. 1916 год. В сам Тенгинский полк он был переведён вместе с 1-м батальоном Крымского полка ещё в 1834 году. В Михайловское укрепление Архип Осипович попал в составе 9-й роты Тенгинского полка только 14 марта, т.е. до трагического боя оставалась всего лишь неделя.Самого Архипа позже описывали как бравого, закалённого в боях солдата высокого роста с продолговатым лицом, обрамлённым тёмно-русыми волосами. Сероглазый 38-летний Осипов, как позже подмечали, был постоянно предельно сосредоточен и даже в некой степени напряжён. Видимо, сказывался опыт, а 40-ой год спуску не давал никому, а новое место тем более требовало само по себе собранности.Однако героев порой рождает не только характер, хотя и без него никак, но и обстоятельства, окружение будущего героя, плечо однополчан и мудрость командиров. А в тот момент действительность была одновременно и удручающей, и воодушевляющей. Быть может, такие противоречия тоже неприемлемое условие для доблести. А Кавказ того времени был именно таким местом.Ослабленный материально и измотанный в боях форт Михайловский с фортификационной точки зрения был одним из самых слабых звеньев в Черноморской береговой линии, как автор и описал в первой части. Поэтому сам гарнизон в Михайловском укреплении считался по тем временам усиленным и состоял из 9-ой роты Тенгинского полка (в котором и служил Архип Осипов) под командой подпоручика Ивана Фёдоровича Краумзгольда, 2-ой и 3-ей рот 5-го Черноморского линейного батальона и 6-ой роты Навагинского полка. Однако болезни и ранения выкосили численный состав гарнизона, и теперь не каждая рота могла похвастаться тем, что имеет под ружьём хотя бы более половины от положенного списочного состава. Всего же гарнизон форта едва насчитывал 500 человек, если ещё учесть больных из госпиталя и артиллеристов.Изначальный план форта.Командовал гарнизоном штабс-капитан Николай Константинович Лико из 5-го Черноморского линейного батальона. Грек по происхождению, Николай Константинович, по некоторым данным, родом был из славной Балаклавы (тогда Таврической губернии). Начинал свою кавказскую службу с чина прапорщика и к своим относительно молодым 37 годам был опытным боевым офицером, пользовавшимся доверием и уважением среди подчинённых. Сам перенёсший все тяготы кавказской службы, он не был заносчив и излишне строг к солдатам, если того не требовала необходимость. Вид у Лико был лихой и своеобразный. Николай, будучи брюнетом среднего роста, носил чёрные усы и густые бакенбарды. Вот как его описывал в то время полковник Григорий Иванович Филипсон: «Это был исправный офицер, всю службу проведший на Кавказе, серьёзный и отважный».Но назначен командующим Михайловским фортом Николай Константинович был слишком поздно, в самом начале 1840-го года, поэтому, несмотря на его недюжинный опыт и профессионализм, ни исправить состояние крепости, ни успеть достучаться до столичного начальства, да ещё с его чином, он просто не смог. А вскоре до него дошли сведения, что сначала пал Лазаревский форт, а за ним и Вельяминовский, находящиеся от Михайловского укрепления юго-восточнее. При этом штабс-капитан Лико отлично знал, кто такой лидер черкесов Хаджи Берзек и сколько примерно штыков он способен выставить.

Количество бойцов неугомонного убыха Берзека было таково, что, выставь он их против одного Михайловского форта, то легко мог бы засыпать крепостной ров трупами своих воинов и выстроить из этих же трупов лестницу на стену, и его отряд даже бы не ощутил потерь. Следовательно, отдельные группы численностью не менее пяти тысяч человек могли независимо друг от друга готовиться к штурму практически любого форта Черноморской линии. Таким образом, предугадать, где будет нанесён следующий удар, было невозможно, и ожидать нападения можно было в любой момент.

Но Николай Константинович не собирался сидеть сложа руки. В 20-х числах марта Лико собрал военный совет, на который, кроме офицеров, пригласил даже рядовых нижних чинов, имевших выслугу свыше 20 лет и награждённых боевыми орденами. Описав сложившуюся ситуацию, командир не только напомнил присутствовавшим о воинском долге, но и личном своём, Николая Константиновича, обещании, данном уже тогда легендарному генералу Раевскому «не сдаваться живым, в крайности подорвать пороховой погреб и погибнуть вместе с ним». Офицеры и ветераны ответили дружным согласием.Однако подобной отчаянной решимости было мало. Реалист Лико понимал, что, если на них ринется та же лавина, недавно поглотившая Лазаревский и Вельяминовские форты, то рано или поздно крепостные стены будут взяты. К тому же самих сил гарнизона было недостаточно, чтобы закрыть всю линию огня. Поэтому командир решил перегородить узкую часть укрепления своеобразным ретраншементом (внутренней оборонительной линией), представлявшим собой завал из бочек, досок и грунта. Внутри завала сделали амбразуру для орудия. Таким образом, отрезался кусок, обращённый к морю, на территории которого находились только два офицерских флигеля.Укрепление ВуланКроме того, гарнизон наскоро принялся расчищать крепостные рвы вокруг всего форта, а в наиболее выгодных местах для противника были установлены «сюрпризы» в виде досок с торчащими из них гвоздями. Крепостных собак же на ночь выгоняли за стены укрепления, дабы они своим воем могли предупредить о том, что в долине объявились чужаки.В один из этих тревожных дней к укреплению смог незамеченным пройти наш лазутчик. Горец поведал командиру, что к форту направляется армада числом в 11 тысяч воинов (!), а само укрепление уже сейчас, возможно, полностью отрезано от всей Черноморской линии, хотя и до этого пеших путей практически не существовало. Николай Константинович взял с лазутчика обещание, чтобы тот перед штурмом предупредил гарнизон, а в случае, если к форту невозможно будет даже попасть, разжёг на горе пару сигнальных огней.Но Лико особенно не доверял лазутчику, тем более после названного им фантастического количества бойцов вражеского отряда. Николай Константинович ежедневно после заката сам производил расчёт по всему гарнизону, каждый раз разъясняя порядок обороны и вглядываясь в ночную тьму. С тех пор по всему гарнизону был объявлен приказ – всем свободным от несения караульной службы ложиться спать исключительно в полной боевой амуниции.Как только в укрепление прибыл лазутчик, всеведущая солдатская молва тут же разнесла весть, что к форту движутся неприятельские полчища, а помощи ждать неоткуда. По показаниям очевидцев, напряжённый и задумчивый Архип Осипович в тот день долго шагал по казарме с заложенными за спину руками. Вдруг он замер посреди казармы и отчётливо проговорил: «Я хочу сделать память России и в минуту неустойки наших подожгу пороховой погреб». Эти слова кажутся пафосными, но в те минуты они, произнесённые устами 38-летнего солдата поразили однополчан.Доподлинно неизвестно, знал ли Осипов о клятве, которую штабс-капитан Лико дал генералу Раевскому, или же просто порыв двух воинов и практически ровесников совпал, но Архип Осипович после принятия решения явился к командиру. Выслушав отважное, но тяжёлое предложение заслуженного солдата-«тенгинца», Николай Константинович «благословил» Осипова на этот шаг.После, два дня подряд, гарнизон перед сном обязательно молился. Впрочем, сном это можно было назвать чисто номинально. Сжимая ружья, бойцы вслушивались в ночные звуки долины Вулана, в каждый вой и плеск горных рек в ожидании врага. Так длилось до раннего утра 22-го марта.

22 марта 2019 в 9:08 (редактировалось 22 марта 2019 в 14:06)

4
Нравится!
Мне нравится!
222
Комментарии22 Добавить комментарий
был 13 минут назад
НаPeugeot 307, Hyundai Getzизменен 22 марта в 09:20

Несколько дней подряд, вплоть до 22 марта, несметные неприятельские черкесские отряды совсем не давали о себе знать. Обманчивое спокойствие Вуланской долины порой наполнял только свист ветра и шум дождя под свинцовыми тучами. По ночам гарнизон отчаянно всматривался в покрытые густой теменью горы в ожидании условного сигнала, обещанного лазутчиком. Нервы были на пределе. Никому, конечно, не хотелось верить, что на потрёпанное боями Михайловское укрепление черкесы бросят столь значительные силы, о коих говорил лазутчик. Особенно не хотелось верить в это штабс-капитану Лико, который знал, что это будет последний бой гарнизона.

Ночь с 21-го на 22-ое марта 1840-го года выдалась особенно тёмной. На море бушевал шторм, поэтому надеяться, что случайный корабль Черноморского флота заметит в момент боя трагическое положение форта и сможет оказать помощь артиллерийским огнём, было невозможно.Наконец, темноту долины разрезало пламя костров. Горец, предупредивший форт о скором нападении, на этот раз сдержал слово. Часовые мигом сообщили об этом командиру. Штабс-капитан Николай Константинович Лико с обречённой сосредоточенностью переоделся в заранее подготовленное чистое бельё и, как и все офицеры, надел самый нарядный свой мундир. Верно, чтобы достойнее встретить костлявую барышню с косой. Солдаты, перекрестившись, начали занимать назначенные места.3-я рота Черноморского линейного батальона заняла места на фасе укрепления, обращённом в сторону реки Тешебс (в источниках чаще говорится, что эта сторона была обращена в сторону реки Пшада и Джубскому/Джубгскому ущелью). На противоположном фасе, обращённом на реку Вулан, стала 2-ая рота «линейцев». На бруствере северной стороны укрепления, направленном вглубь долины, стали 9-я рота Тенгинского полка и 6-я рота Навагинского полка. «Тенгинцы» стояли с западной стороны, а «навагинцы» с восточной. Также командующий отвёл небольшой резерв в 40 штыков Навагинского полка, который расположился между гауптвахтой, цейхгаузом и пороховым погребом. Все орудия зарядили картечью, и началось напряжённое ожидание рассвета.Первые отблески зари подтвердили самые трагические ожидания гарнизона. Горы буквально почернели от неприятельского войска. Немногие оставшиеся в живых позже показали, что черкесов было не менее 10-11 тысяч. Как только вся эта армада двинулась в сторону укрепления и подошла на расстояние пушечного выстрела, укрепление ощетинилось орудийными залпами. Сотни горцев упали замертво, словно целый людской слой скосила невидимая коса. Но черкесы словно не заметили потерь и с гиканьем бросились на стены форта.Одно из орудий артиллеристы повернули так, чтобы держать зону обстрела вдоль рва укрепления. Когда горцы достигли этой зоны обстрела, орудийный огонь за считанные минуты скрыл ров под трупами врага. Но и это не остановило горцев. Неприятель, цепляясь крючьями за бойницы, по лестницам начал взбираться на бруствер восточной стороны укрепления. Именно здесь завязался отчаянный рукопашный бой.Несколько раз «линейцы» с подоспевшими на место основного удара «тенгинцами» и «навагинцами» опрокидывали горцев с гребня крепостного вала. Но подавляющее численное превосходство противника сразу стало ощутимо. Наконец, увидев бессмысленность своих атак, черкесы решили было отступить.И тут произошёл примечательный случай. Не секрет, что в современной историографии сплочённость и самоотверженность черкесов порой искусственно гиперболизируют, а их лидеров наделяют качествами, которыми многие из них не обладали в принципе, представляя этих феодалов чуть ли не демократами. Так вот, отступающие пешие горцы, поняв, что такой штурм станет Пирровой победой, и то в лучшем случае, угодили под копыта и шашки… собственной конницы. Изрубив десятки своих «малодушных» собратьев, конница всё же заставила их вернуться к штурму форта.В итоге на позиции хлынула такая волна неприятеля, что оставшиеся в живых после первой череды попыток штурма бойцы 3-го Черноморского линейного батальона были буквально опрокинуты со своих боевых позиций. Джубская батарея пала. Подпоручик Краумзгольд с криком «не робеть» бросился вернуть потерянные позиции, но неудачно. Офицер был ранен и скончался в плену без медицинской помощи.Вскоре гарнизон оказался разделён противником на две части. С одной стороны дралась 9-я рота Тенгинского полка, а с другой стороны сражались 6-я рота «навагинцев» и 2-я рота «линейцев». При этом основной бой завязался именно на позициях «навагинцев» и «линейцев», находящихся рядом с пороховым погребом и гауптвахтой. Именно здесь нашим воинам приходилось сдерживать неукротимый натиск черкесских панцирников (тяжёлая конница). Боем с панцирниками руководил сам Николай Константинович Лико. На протяжении нескольких часов израненный командир продолжал отдавать приказы, несмотря на то, что из рваной раны на левой брови кровь застилала глаза, а кость правой ноги чуть выше ступни была раздроблена. Таким и запомнили своего командующего солдаты – Лико в одной руке сжимал кинжал, а передвигался опираясь на шашку.Панцирники Кавказа.Внезапно из толпы неприятеля вышел ухмыляющийся лазутчик, который недавно предупредил укрепление о той лавине, что на него движется. Лазутчик предложил добровольно сдаться. Штабс-капитан Лико, поражённый таким коварством, прокричал приказ: «Ребята, убейте его! Русские не сдаются!» Двурушника мигом пристрелили, что озлобило бойцов врага.Уже несколько часов шла неравная битва, и силы наших бойцов стремительно таяли, несмотря на отчаянное сопротивление. Так, рядовой Тенгинского полка Александр Фёдоров, оказавшись в полном одиночестве, вжался в угол бруствера и штыком так долго отбивался от целого десятка горцев, что последние решили, что перед ними сам комендант укрепления. Его удалось взять в плен лишь почти час спустя, когда храбрец оказался вовсе без сил.Офицеры были перебиты, и командование отошло к нижним чинам, ружья после многочасовой стрельбы было просто невозможно взять в руки – настолько они раскалились. Заполыхали больница, в которой на тот момент находились до ста человек, и казарма 3-ей роты Черноморского батальона. В итоге почти все пациенты больницы были убиты, ведь оборонять её уже было почти некому.К десяти утра почти вся территория Михайловского укрепления перешла под контроль черкесов. Однако в районе порохового погреба и гауптвахты продолжал идти ожесточённый бой. Более того, горстка «тенгинцев» оставшаяся на крепостном валу в момент, когда форт наводнили противники, оборотила орудия внутрь укрепления и нескольким залпами превратила Михайловское в огромную кровавую могилу. Как ни странно, но подгоняемые, видимо, голодом горцы в массе своей бросились грабить укрепление, банально красть провиант, личные вещи и так далее. Поэтому, когда наши бойцы расстреливали противника, порой возникала сюрреалистическая картина, т.к. последнему, казалось, это было безразлично.Картина Генриха Гриневского.Однако такая безумная беспечность могла быть объяснена и другим фактором. Уже после битвы лазутчики сообщали полковнику Григорию Филипсону, что множество горцев, атаковавших Михайловское, были… пьяны в дым. За некоторое время до этого эти «бравые» воины, захватившие Лазаревский и Вельяминовский форты, разжились в погребах укреплений спиртом, который, верно, и выпили «для храбрости».Наступали последние часы боя. Вот как их описывал чудом выживший рядовой Тенгинского полка Сидор Гуртовой:«В 10 часов человек пятнадцать 9-ой роты Тенгинского пехотного полка с Богатырской батареи примкнули к нам; пороховой погреб был уже окружён густой массой неприятеля, рубили двери, раскрывали крышу и разбивали стены».По наблюдениям другого участника сражения в Михайловском укреплении, Юзефа (Иосифа) Мирославского, который принял командование одним из разрозненных отрядов внутри форта, только в драке уже в самом укреплении наши воины перебили не менее 3-х тысяч черкесов. Вот как он описывал дикий кровавый бой 22 марта:«После того как горцы бросились за добычею по крепости… стоявшие на стенах воинские чины начали бить из орудия картечью в крепость… Мы ослабели силою и, по недостатку патронов и снарядов пушечных, бросились наперебой через крепость мимо порохового погреба, где уже находилось горцев несколько человек, где мы их некоторых подняли на штыки, а других прогнали и отбили двери».Так настал трагичный и торжественный момент Архипа Осипова. В обороняемом редуте Лико осталось несколько десятков человек, поэтому израненный штабс-капитан подозвал Архипа Осипова и сказал, верно, последние свои слова: «Делай своё дело».
0
был 13 минут назад
НаPeugeot 307, Hyundai Getz22 марта в 09:17
Архип Осипов взял в руки гранату, сорвал пластырь и, взяв в другую руку подожжённый фитиль, направился к пороховому погребу, бросив на прощанье: «Пойду, сделаю память». Часть пути Архипу расчистили штыками немногие защитники укрепления. Как только Архип выкрикнул «Пора, братцы! Кто останется жив, помните моё дело!» и скрылся в погребе, отряд бросился в сторону Морской батареи (последний чистый от противника оборонительный пункт). Примерно в 10:30 утра 22 марта грянул чудовищный взрыв, затмивший дневной свет над всей Вуланской долиной на несколько минут.Увидев жуткую картину разлетающихся обрубков тел, адского пламени и чёрной, как смоль, земли, горцы вдруг ринулись врассыпную. Несколько минут неприятелю потребовалось, чтобы очнуться. Позже большую часть тел так никто обнаружить не смог. Горцы прозвали само место Михайловского укрепления «проклятым». К тому же после битвы ничем поживиться неприятель не смог – склады с провиантом и спиртом были сожжены, цейхгауз, соседствовавший с пороховым погребом, стёрло с лица земли.Однако мало кому известно, что даже после такого взрыва черкесы вдруг обнаружили, что русские всё ещё в крепости в районе Морского бастиона. И наши воины продолжали отчаянно отстреливаться. Лишь в два часа дня 22 марта последних защитников Михайловского форта удалось взять в плен. На них уже не было живого места. Израненные бойцы были более не способны броситься в штыки, а боеприпасов не было. Так кончилась оборона Михайловского укрепления. По самым скромным цифрам, гарнизон форта, составлявший не более 500 человек, включая больных, унёс жизни от 2 до 3 и более тысяч вражеских воинов.

Героическая битва и трагическая гибель Михайловского укрепления за считанные сутки стала известна всему побережью. Лидеры черкесов всеми силами старались стереть из истории это сражение, но народную молву в самом черкесском обществе было не остановить. Битва в Вуланской долине обрастала легендами и мифами. Дошло до того, что горской знати приходилось усмирять черкесов, которые сходились в самую настоящую рукопашную схватку за честь содержать русских пленников. Ведь аулы, которые добивались такого права, сразу обретали другой статус. Пленение русского солдата в той битве говорило об особом мужестве и воинственности жителей аула. Но, естественно, горцы не забывали и о выгодной торговле пленными.

Ярким примером особого отношения черкесов к бывшим защитникам Михайловского укрепления служит судьба рядового Александра Фёдорова. Это был тот самый рядовой, который на протяжении чуть ли не часа в полном одиночестве только с помощью кинжала и штыка отбивался от более чем десятка черкесских воинов, пока силы его не покинули. На некоторое время Фёдоров стал настоящей достопримечательностью. Из самых дальних аулов, проделав путь в десятки километров, приезжали черкесы, чтобы просто посмотреть на русского героя. Позже, после освобождения Фёдорова произвели в унтер-офицеры, наградили знаком отличия военного ордена под №74923, пожаловали фельдфебельский оклад и перевели в роту лейб-гвардии Измайловского полка.Естественно, новость о павшем форте быстро дошла до столицы. Император Николай Павлович, по воспоминаниям современников, был поражён этой новостью. Но что же так повлияло на государя, ведь это была далеко не первая весть о захвате укреплений Черноморской береговой линии, сопровождавшихся отчаянным сопротивлением гарнизона? Может, государь был вдохновлён массовым героизмом? А быть может, подвигом Архипа Осипова? Также вполне возможно, что государь испытал чувство вины за то, что весь двор и командование относились к линии укреплений пренебрежительно и, по сути, послали гарнизон на смерть.Император Николай Павлович.Так или иначе, но император собственноручно взялся за проект приказа по военному ведомству: «В летописях подвигов российской армии много громких славных дел, много личных подвигов, сохранившихся в памяти потомства. Кавказский корпус по назначению своему чаще других имеет случай стяжать новые лавры. Но доселе не было примера, подобного в недавнее время совершившемуся».Документ, написанный рукой императора, достаточно длинный, чтобы приводить его весь. Но некоторые части стоит отметить особо. После первых же строк государя начинается какой-то сеанс самопокаяния или же в каком-то роде саморазоблачения: «Начальнику укрепления, линейного батальона штабс-капитану Лико… известна была невозможность получить помощь извне». Также Николай Павлович отметил, что ему было известно о бедственном положении Михайловского форта, но, кроме усиления гарнизона, якобы государь сделать ничего не мог.Однако наконец император повелел «самым строгим образом произвести расследование об обстоятельствах, сопровождавших взятие горцами укрепления». Таким образом, мы всё же обязаны императору большинством свидетельств о сражении в Михайловском форте, которые до нас дошли и помогли сохранить память.После обстоятельного расследования, которое было нацелено отнюдь не на определённые выводы, чтобы избежать таких трагедий в будущем (а это было бы уместно), а на установление лишь фактов героизма гарнизона, все участники сражения были награждены по достоинству.Памятник Архипу Осипову в виде креста. 1916 год.Главный герой битвы Архип Осипов семейства, которое требовало бы внимания государства, не имел. Указом императора он был навечно включён в списки 1-й гренадёрской роты Тенгинского полка с приказом именовать его «первым рядовым». А во время переклички при спросе об Осипове следовало отвечать: «Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении». Ежегодно 22 марта память Архипа Осипова в Тенгинском полку также знаменовалась специальной панихидой

Но вернёмся на Кавказ 1840-го года. Указ императора немедля начали воплощать в жизнь. Сбор сведений об обороне Михайловского форта проходил по всем уровням – от генерала Раевского и полковника Филипсона до солдат гарнизона укрепления, таких, как рядовой Сидор Гуртовой или Иосиф (Юзеф) Мирославский. Непосредственных свидетелей оказалось не так много. Кого-то удалось выкупить за домашний скот и соль. Правда, часто позже выяснялось, что освобождённый никакого отношения к «михайловцам» не имеет, и горцы намеренно солгали, дабы повысить цену и быстрее провести обмен. Другие, кто оказался более удачлив, бежали из плена.

Единственный памятник, посвящённый Осипову, доживший до наших дней.К примеру, рядовой Мирославский, бывший неофициальным командиром последнего сопротивляющегося бастиона укрепления, находился в плену с 22 марта по 16 апреля. У бойца, опасаясь побега, а также желая разжиться трофеями, отобрали рубашку и даже обувь. Поэтому не так уж сложно представить, в каких тяжелейших условиях «тенгинцу» пришлось бежать. Босой и полуголый Мирославский многие километры пробирался по смертельно опасной вражеской территории по скалистому грунту, пока не достиг Тенгинского форта. После краткого отдыха 26 апреля боец прибыл пароходом в Керчь, а оттуда в Тамань на встречу с генерал-лейтенантом Раевским. Николай Николаевич хотел лично выслушать солдата. Позже Мирославскому присвоят чин унтер-офицера и наградят Георгиевским крестом.Стоит отметить, что как минимум вниманием государя все участники сражения обойдены не были. Матери штабс-капитана Лико было единовременно пожаловано 1000 рублей и 170 рублей пенсии. Отцу подпоручика Краумзгольда (под начальством последнего и находился Архип Осипов) выплатили 230 рублей. Семействам нижних чинов было выплачено от 25 до 50 рублей. Кроме того, все дети бойцов гарнизона были приняты на казённое содержание в учебных заведениях независимо от происхождения.Однако, несмотря на то, что памятник во Владикавказе пал жертвой политических и идеологических дрязг, мемориал Архипу Осипову всё же существует. Более того, он пережил революционную бурю и лихолетье 90-х, хотя и на него покушались «альтернативные» историки из разряда политиканствующих маргиналов.Памятник представляет собой чугунный ажурный крест, установленный на пьедестал из местного камня. Воздвигнут он был по инициативе великого князя Михаила Николаевича в 1876 году. Ныне крест стоит практически посредине Архипо-Осиповки на возвышении в том районе, где некогда находилась юго-западная часть Михайловского форта недалеко от самого порохового погреба, в котором герой и обрёл бессмертие. Вокруг креста разбит сквер, поэтому памятник летом окружён прохладой тенистых сосен. С первого взгляда и не скажешь, какое тяжкое и героическое прошлое скрывает этот крест. Особенно сейчас, когда Кавказская война, кажется, покрывается ещё большими небылицами.
0
был 4 часа назад
НаMitsubishi Lancer X22 марта в 09:26

Цена Империи!

0
был 12 минут назад
НаУАЗ 3163 (Patriot)22 марта в 13:34

Вот тебе и Архипо-Осиповка!

Не просто

уютное урочище меж гор, утопающее в зелени лесов и рощ... в дурмане жары, запахах хвои и ароматах вездесущего шашлыка, свежей выпечки и фруктов

что само по себе манит и восхищает.

Но также место, богатое на исторические события и боевую славу!

+1
johnsmith
был 5 часов назад
НаVolvo S60изменен 24 марта в 19:34

ващемта нетрудно даже истории не зная кстати догадаться о том,что Архипоосиповка это производное от Архип Осипов. И если у тебя пытливый любознательный ум и есть навыки чтения и понимания текста,а также ты знаешь историю государства где проживаешь ,то даже увидев это название в навигаторе ты уже начнешь догадываться,что название идет из тех российских времен...ну я по себе сужу,а это неверно,но все же.Лично я именно так и узнал еще раньше эту стори..

потом погуглишь кто такой архип осипов и сразу всё понятно. Это не знают такого те,кто не понимает ,что такое Балтия например. И каие страны это...или прибалтика в русском варианте. Вот тем надо впихивать в бошки..только толку ноль.

+1
alekk6
был 12 минут назад
НаУАЗ 3163 (Patriot)25 марта в 20:51

Я оказался не настолько любознательным. Как будто ждал, когда Сергей запостит. :)

0
был час назад
НаVolkswagen Touareg22 марта в 14:01

Мощно и очень интересно))))

+1
был 3 недели назад
22 марта в 14:15
возглавляемый упрямым и малограмотным капитаном Марченко, относительно недавно переведённым на Кавказ из Полтавского пехотного полка

понятно , и даже тут великоросы серанули

истрия умалчивает о том как этот малограмотный упрямый хохол малорос до капитана дослужился?

+1
b-52
был 13 минут назад
НаPeugeot 307, Hyundai Getz22 марта в 14:17

Растишку кушал

+2
был 6 часов назад
НаNexus Matrix, Chevrolet Niva (2123)24 марта в 20:12

как это козырное место до сих пор не застроили вот что странно

Отелями мотелями и шаурмичными всякими

0
mihautkin
был 13 минут назад
НаPeugeot 307, Hyundai Getz24 марта в 21:05

Там даж твоя гостишка на фотке видна.

0
sergey-93
был час назад
НаNissan Note24 марта в 21:09

Гнезда не усмотрел на фоте. Опять фейк!

0
sergey-93
был 6 часов назад
НаNexus Matrix, Chevrolet Niva (2123)25 марта в 12:30

ага

Я видел.

0
был месяц назад
25 марта в 18:55

Интересный пост. Приятно было читать. Спасибо!

0
puplik
был 13 минут назад
НаPeugeot 307, Hyundai Getz25 марта в 19:40

Вам спасибо если дочитали до конца. Кстати,это первый памятник русскому солдату-рядовому

+1
был 2 часа назад
НаToyota Land Cruiser Prado25 марта в 19:01

Второй день читаю, незаметно смахивая светлые слёзы гордости за отчизну и радости за автора! Спасибо вам, Сергей-93!

0
alexos66
был 13 минут назад
НаPeugeot 307, Hyundai Getz25 марта в 19:41

Ну вы же наверное по слогам,при лучине,вслух,в кругу семьи?

+2
sergey-93
был 2 часа назад
НаToyota Land Cruiser Prado25 марта в 20:27

К сожалению, когда я весело предлагаю что-нибудь почитать вслух, семья быстро ретируется даже не спрашивая, кто автор! Удел творца быть непонятым при жизни. Ведь даже гиганта мысли Льва Николаевича Толстого семейные считали полоумным, не воспринимая его творчество всерьёз!

+2
alexos66
был час назад
НаNissan Note26 марта в 20:58

Распустил семейство. Это они пока бегством спасаются, а потом чтеца бить толстой книгой по голове станут.

+1
genripushel
был 2 часа назад
НаToyota Land Cruiser Prado26 марта в 23:06

Величие творца в его страданиях! В том числе и физических!

+1
alexos66
был час назад
НаNissan Note26 марта в 23:38

Святой ты человек! Страстотерпец!

+1
genripushel
был час назад
НаInfiniti QX50, Toyota Land Cruiser27 марта в 07:10

эх деревня, в стольных градах нада грить: страст оsоs ец!

0
Добавить комментарий